Суд по делу «Виктории» допросил еще трех свидетелей

23 серпня 2019 р. 19:27

Почти все ничего не помнят, сообщает «Пушкинская»

Первым в суде был допрошен Антон Шлехов, который на момент трагедии числился следователем и капитаном полиции. 18 сентября 2017 года он вошел в следственно-оперативную группу, которая совместно с понятыми и работниками ГСЧС проводила осмотр пепелища на месте сгоревшего корпуса. Мужчина помнит, как кто-то из присутствующих нашел кипятильник, позвал остальных и продемонстрировал предмет, после чего его упаковали в конверт и все участники поставили свои подписи. Как именно нашли кипятильник, когда и где – ответить не смог. 

Также следователь затруднился с ответами на вопросы о том, кто присутствовал при осмотре, в каком количестве и были ли среди них работники лагеря. В составленном протоколе говорилось, что там была и Татьяна Ланина – заместитель директора лагеря, однако Шлехов ее не запомнил. Никаких деталей или подробностей того осмотра следователь предоставить не смог.

Далее суд допросил Валерия Заборея, который работал охранником на территории лагеря и сторожил строящийся новый 3-этажный корпус для вожатых. С его слов, он одним из первых увидел пламя, сообщил о нем охранному посту и побежал спасать детей. Горел угол первого этажа. Центральная дверь, говорит он, была закрыта, поэтому ее пришлось выбить. После он принялся выводить ребят. 

Охранник утверждает, что он видел, как дети выпрыгивали с первого этажа горящего здания. Помогать прекратил как только температура у корпуса стала опасной и попасть внутрь уже было нельзя. Для того, чтобы понять все передвижения охранника, адвокат Стоянов нарисовал корпус и попросил продемонстрировать свои действия – куда он заходил и в каких комнатах помогал детям, но тот в свою очередь запутался и ничего пояснить не смог. Ответить на вопрос о том, какому количеству детей он помог, тоже затруднился. 

Также охранник сообщил, что позже слышал крики женщины о том, что якобы она убила детей, но как выглядела эта женщина — ответить не смог. Однако был убежден, что речь идет именно о Татьяне Егоровой, художественном руководителе ансамбля «Адель». 

Заборей присутствовал и 18 сентября 2017 года во время осмотра места сгоревшего корпуса. С его слов, кипятильник нашли спасатели, просеивая остатки с пепелища. Все эти события, включая сам пожар, у него запечатлены на видео и фото. Охранник согласился предоставить информацию суду, о чем тут же ходатайствовал адвокат потерпевших, но суд отклонил данную просьбу. 

Последним на допросе был Юрий Романенко, который проживает недалеко от лагеря. Понятым ему предложили быть следователи, тот согласился. Как сообщает Романенко, 18 сентября территория сгоревшего корпуса была огорожена, за красную линию никого не пускали. С его слов, он присутствовал только на территории деревянного корпуса, однако адвокат Стоянов достал протокол и показал, что Романенко по документу осматривал и другие – корпус №6, №7 и даже чердак одного из зданий. При нем также был обнаружен кипятильник, однако более детальной информации он не помнит.

После допроса всех свидетелей, адвокат потерпевших Николай Стоянов отметил, что результатом допросов доволен.

Также он отметил, что позиция суда об отказе приобщения к делу флешки охранника, на которой имеются видео и фото как самого пожара, так и следственных действий, считает незаконным.

Напомним, Киевский районный суд продлил срок содержания под стражей на 60 суток для директора лагеря «Виктория», во время пожара в котором в 2017 году погибли три девочки, Петроса Саркисяна.

 

You control
прозоро
пресс-рум
КВУ
ЦПР

інше