Две лопаты снега и долгая дорога в сугробах

Редакция не несет ответственности за содержание авторских блогов

11 січня 2017 р. 21:20

Как оказалось недавно,  рассказать о своем путешествии из Рени в Одессу 10 января можно всего парой слов. Для объяснения слишком эмоциональной реакции слов придется потратить больше, но, все равно, меньше, чем для описания этой «долгой дороги в снегу» литературно.  

Прогнозы синоптиков, вопреки обыкновению становиться поводом для множества анекдотов, сбылись. Снег пошел 6 декабря, и Одесская область стала. Буквально весь регион фактически вымер, и только отчеты областной администрации о расчистке дороги давали слабые основания для надежд на то, что удастся уехать по плану – 8 декабря. Как оказалось, отчеты эти мало соотносились с реальностью. Это стало понятно, когда 9 января утром знакомый таксист со своими клиентами выехал в соседний Измаил.

Покинуть Ренийский район ему было не суждено, и в 4 утра с помощью бывшего милиционера и депутата местного совета, друзей и родственников его вытащили из поля, куда он вылетел, пытаясь объехать метровый снежный занос. Не стоит говорить, что 9 числа мы также не решились покинуть Рени, где дороги были расчищены и в доме тепло.   

Наконец, 10 января стало известно, что дорогу расчистили и можно попробовать пробиться в Одессу, и вот после полуторачасовых сборов мы выехали из Рени. По дороге пейзаж менялся, то представляя глазам абсолютно сухую и чистую дорогу и степь, где было видно невысокий снежный покров, то снежные стены под два-три метра.  Мы надеялись успеть прибыть в Одессу засветло, и в принципе с небольшой относительно скоростью это было реально. Увы и ах. У развилки с трассы Одесса-Рени там, где дороги на Монаши и Паланку расходятся, выяснилось, что засветло в Одессу мы не приедем. Убедила нас в этом пробка из трех-четырех десятков автомобилей. Недолгий обмен парой фраз с водителями, и выяснилось, что дорогу перекрыли, слава Богу, не протестующие, а сотрудники полиции и ГСЧС, которые организовали реверсное движение по трассе, пропуская с определенной периодичностью несколько машин в одну сторону и выпуская столько же с другой. Спустя «каких-нибудь» полчаса мы снова начали движение, но уже начинало темнеть.

Спустя еще полчаса мы снова остановились. Впереди, проблескивая маячком и сверкая фарами, совершал непонятные движения трактор, снаряженный отвалом. В темноте он то сгребал с дороги снег, то попросту перекрывал движение так, что, казалось, мы угодили на восстание машин. Впечатление усугубляли несколько других тракторов. Спустя минут двадцать, мой брат, который был за рулем, решил все-таки подойти к дорожному монстру и выяснить, в чем дело. Конечно, это было не восстание машин, а местные фермеры, которые судорожно расширяли расчищенный участок трассы, пытаясь одновременно сдержать поток машин, рвущийся со стороны Монаш. По словам фермеров, полицейские, организовывавшие проезд с той стороны, снялись с поста и пропустили поток автомобилей. Спустя 40 минут впереди замаячила полицейская «люстра», за которой следовала колонна автомобилей. Выйдя из машины и встав в позе эпичного героя «не пущу», брат осведомился у полицейских, где они были, и почему не организовано движение. Полицейские сообщили, что им приказали из областной администрации открыть встречный поток и теперь они пытаются растащить пробку, которую создали водители. После пятиминутной перепалки нам все же удалось выбраться из пробки и через туннель из двух метровых сугробов мы двинулись дальше.

Последним приключением стала попытка снять с сугроба легковой автомобиль, водитель которого не успел сориентироваться. Хорошая для него дорога внезапно сузилась и превратилась в тоннель. Попытки вернуть легковушку на трассу силами четырех человек и одной «Нивы» не увенчались успехом. И оставив молодому человеку буксировочный трос (своего у него не было, как и лопаты, зато был ребенок в машине и паника в голосе), мы отправились дальше. По пути, увидев трактор, отправили водителя машины на помощь водителю застрявшей легковушки. Уже в Белгороде-Днестровском водитель позвонил и сообщил, что тракторист его таки вытащил, хотя при этом они порвали два буксировочных троса - наш и тракториста. Домой мы приехали в 21:00...