Почему дело против Труханова развалится и почему во всем будет виновато НАБУ

Редакция не несет ответственности за содержание авторских блогов

05 квітня 2019 р. 09:53

Ни секунды не сомневался в том, что дело «Краяна» - это политическое дело. Вторым непреложным для меня фактом являлось то, что НАБУ – это подконтрольный американскому посольству и Администрации Президента правоохранительный орган, не умеющий и не желающий проводить сложные операции. Соответственно, вместо реальных действий НАБУ превратилось в службу проведения политических шоу и точно таким же рассадником коррупции, как и все остальные правоохранительные структуры. Для сведующих людей это не было секретом с самого начала работы Национального антикоррупционного бюро Украины, так как его директор Артем Сытник ранее работал в прокуратуре Киевской области, где успел «приложиться» к элитной земле. Это пятно в прошлом Сытника в АП использовали в качестве одного из крючков, на котором висело все НАБУ. И таких крючков было много. Да чего уж там – вспомните супер «антикоррупционные» носки для НАБУ, купленные за бюджетные деньги по 373 гривен за пару!

Хочу отдельно предупредить недоверчивого читателя, что я категорически не поддерживаю мэра Одессы Геннадия Труханова и являюсь последовательным критиком его действий и всей его команды. Убедиться в этом легко. «Гугл» вам в помощь! 

НАБУ и коррупция на примере Одессы

Долгое время мало кто прислушивался ко мне, пока благодаря выборам наружу не вылезла правда про участие НАБУ в хищениях в оборонном секторе. Тут уже даже «секта свидетелей пришествия добрых американцев и реформ» немного начали протрезвляться. 

Я знаю, что вы открыли данную статью для того, чтобы узнать почему в суде дело о покупке здания бывшего завода «Краян» провалится и почему вся ответственность будет лежать всецело на НАБУ. Но чтобы это доказать я должен вам для начала рассказать одну историю. Так вот. 

Лично для меня как для одессита участие НАБУ в коррупции ярко проявилось при расследовании уголовного производства по факту налета сотрудниками Генеральной прокуратуры и Государственной фискальной службы на вьетнамский квартал в Одессе 23 мая 2016 года под предлогом липового дела. В ходе так называемых следственных следствий у предпринимателей с рынка «7 км» украли 2 млн долларов США. 

О том, что творилось в тот день в Одессе и во что вылились незаконные действия ГПУ и ГФС, вы можете посмотреть в нижеследующем коротком видео. 


НАБУ начало расследовать незаконные действия сотрудников Генпрокуратуры и ГФС, однако более чем за два года абсолютно ничего не сделало для того, чтобы подтвердить или опровергнуть обвинения в адрес ГПУ и ГФС со стороны вьетнамских предпринимателей.  

Бездействие НАБУ при расследовании налета на вьетнамский квартал зафиксировано официальными ответами на мои запросы. За это время дело, на основании коего ГПУ и ГФС проводило обыск у предпринимателей «7 км»,«скинули» в полицию для его захоронения. Спустя два года по нему также никого не осудили, что подтверждает обвинения в адрес ГПУ и ГФС о преступном характере проведенных следственных действий 23 мая 2016 года. То есть обыск нужен был не для расследования дела по факту фальшивомонетничества, а для ограбления вьетнамцев. С доказательствами того, что НАБУ покрывало сотрудников ГПУ и ГФС, вы можете ознакомиться в моих статьях «Гоп-стоп от силовиков: дело положили под сукно», а также в статье «Про безпорадність НАБУ в Одесі». 

Так вот. Теперь вернемся к делу о покупке здания «Краян» Одесской мэрией для консолидации в нем разбросанных по всему городу департаментов и управлений Одесского горсовета. 

Без состава преступления не может наступить уголовная ответственность

Лично я считаю, что сделка на 185 млн гривен и последующий ремонт здания на сотни миллионов гривен была невыгодна, несвоевременна и осуществлена по завышенной цене.  

Точно такие же признаки нарушений можно найти у Одесской мэрии наоборот при продаже коммунальной собственности, о чем я не раз писал (о занижений стоимости коммунальных помещений и зданий). Но правоохранительная система почему-то никого не смогла привлечь по этим фактам. И почему же? Почему расследуют только дело «Краяна»? Почему не замечают аналогичных нарушений по другим эпизодам?

Увы, это не означает, что в действиях Одесской мэрии и в особенности мэра Одессы есть состав именно уголовного преступления (но есть политическая ответственность). И вот почему! 

Решения о продаже или о покупке здания принимаются Одесским горсоветом. То есть коллегиально. Как известно, по Конституции Украины у нас есть только индивидуальная ответственность. Чтобы доказать состав преступления (наличие преступных действий конкретных лиц), нужно суду показать и доказать преступный умысел и мотив у обвиняемых.  

Преступный мотив и план в таких делах можно доказать только с помощью негласных следственных действий. То есть добыть в ходе следствия переписку, заняться прослушиванием телефонных и «живых разговоров» при подготовке к совершению преступления. Как, например, в кабинете заместителя министра МВД Чеботаря была установлена скрытая камера, которая записала переговоры человека похожего на сына министра МВД Арсена Авакова Александра с замом его отца (Чеботарем) о закупке рюкзаков для Нацгвардии по завышенной цене. Между прочим, это дело НАБУ тоже провалило. 

Поскольку НАБУ включилось в процесс после завершения сделки, все вышеперечисленные следственные действия просто физически не представлялись возможными к осуществлению. Поезд ушел, как говорится. 

И теперь вопрос: если уголовная ответственность чиновников мэрии не может наступить просто на основе одной только лишь экспертизы и выводов о завышении стоимости здания «Краян», то зачем вообще НАБУ взялось за это дело? 

Лично мое мнение таково: учитывая уже доказанные многочисленные факты коррупции в НАБУ, есть все основания для того, чтобы подозревать антикоррупционное ведомство в выполнении политического заказа. Цель этого заказа и уголовного дела, прежде всего, состоит в том, чтобы перед выборами мэра в 2020 году дискредитировать Геннадия Труханова, а не реальная борьба с хорошо отлаженной коррупционной системой в Одессе. 

Точно так же ГПУ и ГФС открыли уголовное производство против вьетнамцев не для поимки настоящих преступников в их среде, а для их «раскулачивания». А НАБУ все эту аферу покрыло, естественно, в обмен на определенные вещи, о чем я и мой коллега Владимир Бойко детально описали в статье «Про безпорадність НАБУ в Одесі». 

Также ни секунды не сомневался в том, что свою коррупцию и некомпетентность НАБУ и САП будут перекладывать на суд. Это у них любимая сказочка. Первые цветочки уже появились в конце марта 2019 года, когда стало известно, что судей Малиновского райсуда, слушающих дело Труханова и его подчиненных, вызвали на допрос в Специализированную антикоррупционную прокуратуру в уголовном производстве по факту отказа некоторых свидетелей по делу «Краян» давать показания. 

«Не мытьем, так катаньем» решили действовать новомодные, но уже почти полностью дискредитировавшие себя антикоррупционные органы, начав пугать свидетелей и судей Малиновского райсуда, а заодно готовить почву для объяснений общественности, почему они провалили очередное дело. Ведь как я писал выше, нужных документальных доказательств у них нет и поэтому им крайне важны показания свидетелей. А тут «неожиданно» им в 101-й раз попались свидетели-преступники и нерадивые судьи! Знаете, плохому танцору всегда что-то мешает. 

Впрочем, такие меры (попытки давления на судей и свидетелей) не соответствуют объявленному курсу Украины на европейские и американские стандарты демократии, а больше походят на систему правосудия времен СССР, когда судьи исполняли волю высшего партийного начальства.  

Зачем пытаются давить на судей и свидетелей?

Не исключено, что была договоренность о получении обвинительного приговора по результатам первой судебной инстанции. Заказчики дела «Краяна» хотят предоставить обществу доказательства виновности мэра Одессы и им любой ценой необходимо получить обвинительный приговор. Обычный одессит не будет разбираться в ситуации и чаще всего даже не знает, что решение первой инстанции не вступает в силу, пока не будет пройдена апелляция. А пока апелляция будет рассматривать приговор  - наступят выборы мэра Одессы. И тут как раз пригодится листок бумаги с приговором Труханову и его соратникам в качестве борьбы за власть в городе. 

Кто один из претендентов на получение власти в городе? Всем одесситам известно, что это Аднан Киван. Я никого не обвиняю, а лишь предлагаю одесситам подумать и хорошенько изучить все обстоятельства политической ситуации в городе.

Вместо эпилога

У читателя после прочтения этой статьи мог возникнуть вопрос: «А что же делать, если привлечь по таким делам к уголовной ответственности очень трудно?».

Элементарно. С этой целью в полномочиях прокуратуры предусмотрена возможность подачи иска в интересах одесситов. Иными словами, после дачи соглашения большинством депутатов Одесского горсовета на приобретение здания «Краян» под новую мэрию прокуратура Одесской области могла подать иск и отменить это решение депутатов в суде. Но этого никто не сделал. И более того, никто об этом не вспоминает. Все уверены, что коррупция в Одессе сосредоточена только лишь в стенах Одесской мэрии. 

При этом у того же НАБУ нет вопросов к тому, каким образом экс-нардеп Александр Дубовой приобрел здание завода «Краян» у Фонда госимущества. А не была ли там занижена стоимость? Не менее странно выглядит и то, что нардеп и известный антикоррупционер Сергей Лещенко в суде отказался рассказать о том, откуда ему стало известно, что афера со зданием «Краяна» была осуществлена в интересах первого секретаря СНБОУ Александра Турчинова и его давнего соратника по баптистской церкви Александра Дубового.

Так что дело НАБУ по Труханову – это сугубо политика. В ней задействовано слишком много влиятельных людей, в том числе национального масштаба. Даже только по одной этой причине реальный приговор Труханову  выглядит фантастикой и еще раз подтверждает мой тезис, что в этом случае мы имеем дело с политической заказухой.  

Підписуйтесь на розсилку найголовніших новин в telegram. Дізнавайтеся першими про найважливіші та найцікавіші події Одеси!
You control прозоро пресс-рум КВУ ЦПР