Профессиональные индейцы РФ и утопленники Лугандона

Редакция не несет ответственности за содержание авторских блогов

26 січня 2017 р. 10:34

Есть у меня один знакомый – пожилой человек. Далеко за 70 ему. Он «беженец» с Донбасса. Только не такой беженец, каких представляют при произнесении этого слова. Нет, он беженец в хорошем костюме, с хорошей камерой, посещающий тренинги и лекции – осваивающий новые знания в своем возрасте, любящий порассуждать о политике.   

Как-то раз поделился беженец очень интересной историей. О том, как он с друзьями праздновал что-то в ресторане. Прямо напротив здания (ну или просто неподалёку от) администрации Донецка. Праздновали эти люди и с любопытством наблюдали, как «зеленые человечки» захватывают здание администрации. «Ну, знаете, Гиркин и всё такое…» - очень коротко пояснил он.  

Весь этот захват казался празднующим ерундой. Таким смешными малозначительным событием… Не имеющим отношения к «реальной жизни». В самом деле, ну какое такое начало войны? Начало войны выглядит совсем не так! Начало войны – это вой серен, вражеские самолёты в небе, повисший в воздухе трагизм и запах опасности. А человечки в администрации, алкоголики и наркоманы с автоматами –  просто посмешище. Нет, это совершенно не серьезно.

Если взглянуть на старые фотографии европейских городов, захваченных фашистской Германией, у вас вряд ли возникнут какие-либо ассоциации с «настоящей войной». Обычные города. Обычные люди. Обычная жизнь. Кто-то из «завоёванных» даже улыбается на этих фотографиях. А как жило население самой воюющей фашистской Германии? Их жизнь разительно отличалась от обычной мирной? Какой была жизнь простых людей в СССР, на тех территориях, на которых не велись боевые действия? Ну, не считая того, что жизнь «советских граждан» в принципе была чем-то от нормы весьма далёким. Хотя… Мы не будем сейчас сопоставлять идиллические картинки советского быта, рисуемые пропагандой, с реальностью. Не будем уходить в эту тему. Речь о другом.  

Недавно я прочитала пост, в котором автор (уже не припомню, кто) посмеивался над «гражданами ЛНР/ДНР», любителями русского мира, от этого же «мира» и пострадавшими. Пострадали фанаты лугандона от своих «защитников» вот как: они собрались праздновать новый год, организовали корпоратив, заказали зал в ресторане. «Столы ломились» - приводил автор цитату «пострадавших». И вот, в самый разгар корпоратива, ворвалась в зал доблестная армия или милиция лугандона, положила всех мордой в пол, обыскала, потом выставила за дверь и продолжила пировать в уже оплаченном зале. Вместо незадачливых «гражданских».  Смешно? Пожалуй, забавно. В то же время стоит задуматься. Проводится корпоратив – значит, есть там работающие компании, есть коллективы. И они могут себе позволить такие увеселительные мероприятия. Есть для этого рестораны и кафе на выбор. Есть для этого продукты – чтобы «столы ломились»… Так ли большинство из нас представляет себе жизнь на оккупированных территориях? В регионе, где по сути дела идёт война! Откуда у нас есть БЕЖЕНЦЫ. Что-то здесь не так, вам не кажется? Чего мы не понимаем, не видим, не замечаем в данной ситуации? Самая обычная компания. Самый что ни на есть обычный корпоратив… Даже боевики в этой истории выглядят какими-то комичными уродцами – любителями пожрать за чужой счет.

Почему многих утопающих не успевают спасти? Почему утопающих так часто не замечают до последнего? Есть отличная статья, которая каждый год вначале лета «всплывает» в интернете. Она про то, что даже находясь в метре от тонущего люди часто не понимают, что смотрят на тонущего. Не понимают, что человек перед ними нуждается в помощи. Не понимают до последнего. До того момента, когда уже становится поздно. Почему? Потому, что тонущий не выглядит так, как «положено выглядеть» в такой ситуации. Он не машет руками, не орет, не выпрыгивает над водой, хватая ртом воздух. Утопающий выглядит «обычно» и «заурядно». Ничего такого, что показывают в кино и постановочных сюжетах на телевидении нет и в помине.

Существует очень много ситуаций, о которых у нас нет ни малейшего представления. У нас нет соответствующего опыта, потому сами мы не в силах понять, что происходит. Это в лучшем случае. А в худшем – мы используем в качестве «собственного опыта», на который можно уповать, чтобы быстро сориентироваться в опасной ситуации, увиденное по телевизору или в кино. И если происходящее рядом не вписывается в наши представления, мы скорее будем воспринимать его как «не настоящее» и, следовательно, не опасное. Мы скорее не поверим в то, что происходит перед глазами, в реальности, чем откажемся от собственных заблуждений, поставим их под сомнение.

Начало войны и жизнь на оккупированных территориях мы представляем себе определенным образом, навязанным телевизором. Как и утопающих. Как и многое другое. И, сталкиваясь с реальностью, скорее подумаем, что эта реальность какая-то ущербная, чем засомневаемся в своей картине мира. Ну или мы решим, что всегда дескать бывает так, как мы себе представляем, а реальная ситуация перед нашими глазами – из ряда вон выходящая и не имевшая места доселе. То есть, перед нами какое-то особое зло, не имеющее аналогов. И время вокруг, соответственно, совершенно особенное. И сами мы «избранные», раз в такое время живём и такие проблемы должны решать. С таким уникальным злом бороться…  Что в результате? В результате, перед нами огромная территория с тысячами утопленников. И мы, естественно, не торопимся их спасать. Но не только потому, что они нам не симпатичны. Они сами не имеют ни малейшего представления о положении дел на их «Титанике.» Они себя утопающими не видят –вокруг ведь не играет трагичная и пафосная музыка, всё вокруг выглядит не так, как должно быть «по-настоящему».

И… позвольте вас спросить, предыдущий абзац был только про Лугандон? Только эта территория у нас набита до краев «утопающими», распивающими шампанское и прогуливающимися по палубе своего Титаника? Или под боком у нас есть кораблик побольше? Побольше есть. И для этого кораблика мы подберем метафору поинтереснее. В самом деле, для корабля эта территория слишком велика. Мы сравним ее с континентом. Со свежеоткрытой Америкой! Населенной индейцами.

Итак, индейцы. Что такое война, они знали. И такое понятие как «захватчик» было им вполне знакомо. Разные племена воевали друг с другом, захватывали те или иные территории… В общем, всё как у людей. В то же время, столкнувшись с таким явлением, как «белый человек» (пришедший поначалу (возможно) с не ясными кому-то, но потом явно захватническими намерениями, превосходящий в вооружениях) не все индейцы вели себя так, как положено вести себя с наглым и кровожадным с захватчиком. Ведь находились и такие вожди, которые принимали подарки от захватчиков, встречали их, как дорогих гостей. Европейцы открыли для себя Америку, а индейцы – мир белых людей с его порядками и правилами. И последние рассчитывали в новые порядки и правила вписаться. Да еще и с максимальной для себя выгодой.  Индейцам разве не было известно о том, насколько враг бывает кровожадным? Они не знали, как ведет себя враг? Как действует захватчик? На что они рассчитывали, принимая от белого человека бусы и зеркальца? Не понимали, что за бусы и зеркальца продают будущее. Своё и своих потомков.

Вожди, привечавшие захватчиков, решили, что белый человек позволит им жить в своем мире, играть по новым правилам, занимать места в иерархии. Они решили, что в игру белого человека можно играть и даже преуспевать в этом. Почему они так решили? По тем же причинам, по которым все мы принимаем неверные решения. Они, во-первых, судили по себе, перенося на белых свою картину мира, свои модели поведения и мотивацию. Во-вторых, потому, что были, как все мы, самонадеянны, считали себя достаточно умными, чтобы разобраться в ситуации или хотя-бы вовремя почувствовать надвигающуюся опасность. У них были четкие представления о том, что такое опасность и они были уверены, что не упустят момента, когда пора будет уносить ноги или защищаться.

А мудрый еврейский народ? Можно предположить, что евреи столкнулись с уникальным злом - фашизмом. Могли ли они помыслить, что немцы, цивилизованные европейцы, вдруг захотят полностью физически уничтожить целый народ!? И начнут это делать! Разве такое мыслимо??? Разве такое бывает?! Нет, конечно!  Вот тут ошибочка вкралась. Бывает. Очень даже бывает. И было уже. Что вы говорите? Индейцев в печах не жгли? Жгли, жгли. Не в печах, так в домах. Почитайте про некую Анакаону. При ней 80 вождей живьем сожгли. А ей честь оказали – повесили. Правда сначала 3 месяца вынудили смотреть (в буквальном смысле), как убивают АБСОЛЮТНО ВСЕХ ее соплеменников. 3 месяца подряд. Это всё делали вполне образованные европейцы – добрые католики. И это мы еще про инквизицию не вспоминаем.

Людям свойственно считать свою картинку мира единственной реальностью, а себя – достаточно умным, чтобы точно предсказывать события, вовремя чувствовать опасность, вовремя остановиться. Некоторые испанцы, кстати, (это я всё еще про Анакаону) когда началась бойня, пытались спасать детей индейцев. То есть, не все были готовы расправляться с детьми. Некоторые пытались их подбирать и сажать к себе на лошадь, прятать у себя за спиной. («Ну, уж я-то не такой. Не убийца детей. Я хороший») Таких протыкали копьями. Вместе с подобранными детьми. Немцы времён фашистской Германии поди тоже все как один считали, что вот именно он – он не такой. И своими руками «ничего такого» не сделает. Но нет. Обстоятельства, знаете ли. Жизнь всё время нам показывает, что сильно отличается от наших представлений о ней.

Почему россияне не бунтуют, а российские «элиты» не бегут в ужасе из страны? Так ведь незачем! Всё же нормально. Всё идёт как обычно. Люди убеждены, что сумеют почувствовать опасность. Что сумеют вовремя принять меры. Нельзя ведь не заметить надвигающийся крах. Тем более кино и телевидение нам «помогло» сформировать очень точные представления о том, каких «тревожных сигналов» надо ждать. Вот и россияне знают, что ничего плохого с ними не случится. Ведь жизнь за окнами, жизнь-то на улицах совершенно обычная. Ничего такого, что показывают в фильмах-катастрофах не происходит. Никакая тревога в воздухе не носится. Всё обычно. Заурядно. А значит, и завтра всё будет таким же, как было вчера. Ну, в общих чертах.

Кажется, разворовывающие страну «элиты» убеждены, что ничего с ними плохого не случится. Народ живёт, как обычно. Ничто не предвещает 17-го года. Коллеги из более успешных стран дарят бусики и зеркальца – ничто не предвещает беды. Так называемый национальный лидер то и дело ввязывается в какую-то войну. Но это тоже ничего плохого не предвещает. Ведь не предвещает же. Все ведь знают, точно знают, что, когда будут истинные поводы для беспокойства – они это почувствуют. И успеют принять меры. А пока… вы только посмотрите, как блестят и переливаются на солнышке бусы. И как изящно сделано зеркальце. И как прекрасна жизнь.

А что же наш беженец из Лугандона? Как поживает? Как его дела? Будучи человеком в возрасте, многое повидавшим и уже на собственной шкуре почувствовавшим, как внезапно и с каких «смешных мелочей» начинается трагедия, может быть он живо включился в общественную жизнь? Начал делиться своим опытом и «работать на опережение», стараясь разбудить гражданское сознание в соотечественниках? Недавно ему действительно предложили поучаствовать в свободное время в работе, направленной на развитие гражданского общества в Украине. И он с воодушевлением спросил: «Сколько платят?». Потом что-то как-то расстроился и куда-то подевался. Может нашел всё-таки где-то то место, где можно раздобыть новые блестящие бусы?

Підписуйтесь на розсилку найголовніших новин в telegram. Дізнавайтеся першими про найважливіші та найцікавіші події Одеси!
You control прозоро пресс-рум КВУ ЦПР